суббота, 16 июня 2012 г.

УС-2

Иногда мои фантазии заносят меня чёрт знает куда. Вот уже третий день я мечтаю о том, какую средневековую казнь я бы применила к Никите нашему Бесогону-свят-МихАлкову, будь моя воля. На днях я посмотрела его последний шедевр "УС-2": "Предстояние" и "Цитадель". Вообще, смотреть "УС-2" я не собиралась, достаточно было прочитать пару критических статей о нём, но затравкой к Усу стала пресная "Елена" Звягинцева. "Елена" - конъюнктурная и диетическая овсянка. Фестивальный фильмец на один раз. Невнятное послание неизвестно кому. Одна радость - хорошая игра актёров. Но развития характеров нет и это режиссёрское многоточие в конце. Как человек, злоупотребляющий многоточиями, могу с уверенностью заявить, что к этому знаку препинания часто прибегают, когда мысль полностью отсутствует и надо накинуть на "продукт" этакий загадочный флёр глубокомыслия. Постмодернистский приёмчик, скрывающий полную пустоту. Нет, не явилась "Елена" откровением для меня, каким стала в своё время "Маленькая Вера". Перехваленный режиссёр и фильмы его перехваленные.
После овсянки сразу же захотелось остренького, так и возникла идея посмотреть "УС-2".
"УС-2" - далекооо не овсянка! Это - большая Ж, которую Михалков показал нам всем.


УС-2 не кино, а новый жанр, изобретённый режиссёром Всея Руси, и, возникший из его личного ощущения собственной непогрешимости, безнаказанности и безответственности. Забывшись, в залихватском кураже, Михалков совершенно искренне, напористо и целеустремлённо, ничем не гнушаясь, проталкивал свои идейки. Перевранные исторические факты, цитаты, надёрганные из всего мирового кинематографа, усилиями Бесогона превратились в такую безграничную пошлятину, что вот меня буквально на каждом эпизоде подташнивало. Вторить критикам и разбирать здесь весь фильм по косточкам мне не хочется. Но не упомянуть генеральную идею, которой было подчинено всё это неприличное беснование зарвавшегося "аристократа", я не могу. Как мне показалось, основная идея Уса заключается в том, что семье Михалковых благоволит сам Господь. Я говорю о Господе, который для господ, очевидно. И благоволит он не просто герою фильма (как не тёрла я глаза, пытаясь прогнать наваждение, но вместо комдива Котова мне являлся Михалков), а режиссёру, председателю совета кинематографистов, новому русскому аристократу Никите Михалкову. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий